01:58 

Kazuri
Нравятся картины - не знакомься с художником.
И ещё немного, "для памяти", скажем.
Оказывается, бодипозитив мне тоже нужен. Историческое отступление - я бесилась раньше при каждом упоминании бодипозитива, феминизма, сексизма полов и проч., и проч. Сейчас мне просто глубоко фиолетово в большинстве случаев, я просто рада, что в мире существуют разные общественные устройства и было бы неплохо, чтобы каждый мог бы для себя выбрать, в каком обществе ему хочется жить больше. Но это тема для отдельного поста, который мог бы быть холиварным, если бы мои дорогие ПЧ были в большей степени холериками в интернете, чем есть, как мне кажется :) Ой, опять много пишу. Всё, к делу.
Так вот, мир перевернулся и я сказала, что да, бодипозитив мне нужен. Но оказалось, что нужен он мне в танцах. Вот именно там. Оказалось, что я люблю танцевать сама по себе, а не из-за того, что я влюблена в какого-нибудь мальчика, который танцует (а их там серия целая была, между прочим!). Это хорошее открытие. Его я совершила на занятиях у Иосифа Тмима. Он был первым педагогом, который велел импровизировать, включил хорошую музыку и стал смотреть. А потом дал оценку тому, что увидел. Спасибо ему.
(Здесь я снова должна отступить и сказать, что да, я была на курсах по танцевальной импровизации. Кажется, на двух курсах и ещё одном открытом занятии. В смысле, я видела нескольких разных педагогов. Меня там не устраивали две вещи. 1) туда приходили люди с очень слабым танцевальным опытом и физическими навыками (я тоже), которых надо было, скорее, учить технике, да что там технике, просто стоять на ногах ровно и не сутулиться, а там давали импровизацию в глубоко чистом виде. Зачем? Разминка? Нет, не слышали. Хотя бы парочка упражнений на танц.технику? Нет, не слышали. 2) Музыка. Музыка была ужасной в большинстве случаев. С моей точки зрения, конечно. Было что-то либо в стиле Африки, либо глубоко сопливо-плаксивое, либо "давайте помедитируем и послушаем звуки моря". Я не хотела даже ходить под это, только бежать от этого.)
Итак, Стокгольм. После курса Иосифа Тмима был курс Цви Готайнера. Цви показал нам совершенно неклассический взгляд на классический танец. Для начала, он решил с нами поговорить. Он спросил нас о нас самих, а потом связал какие-то штуки из психологии с танцем. Оказалось, что мы все очень напряжены. У большинства из нас были напряжены плечи и шея. Скажу вам больше, у меня напрягаются плечи и шея даже когда я еду на велосипеде в спокойном темпе. Или пишу сейчас этот пост. Всегда, абсолютно всегда. Ещё он сказал, что страх и негативные мысли и эмоции не дают нам двигаться хорошо и красиво. Что для того, чтобы обрести баланс на полупальцах, скажем, надо обрести баланс и гармонию в голове.
Ещё он говорил перед началом каждой комбинации "It's okay, I'll be with you". О, Боже, я в начале нового курса у нового преподавателя оценила всю мощь и всю суть этой фразы!
Обычно на балете для студентов любого возраста, хоть для малышей, хоть для взрослых, педагог начинает кричать, если кто-нибудь ошибается. Если ошибаешься второй раз, то крик становится сильнее. Это очень страшно. И это очень сильно действует на психику. И страшно, безумно страшно совершить ошибку. Страшно не из-за того, что это уменьшит продуктвиность комбинации, а из-за того, что педагог будет кричать.
Это ужасно. Это же как искалечить надо психику, сознание, что я потом вспоминала это простое "It's okay, I'll be with you" слабо знакомого человека и мне становилось легче! Потом, когда я первый раз это поняла и проанализировала, мне стало саму себя жалко аж до слёз.
Ещё Цви предположил, что каждому из нас говорили, что мы работаем недостаточно (и это мягко сказано), что надо работать больше, больше, ещё больше, ещё усерднее. И, конечно, он попал в точку. Господи, занятие по балету в тот момент выглядело как сеанс какой-то групповой терапии, наверное. Потому что каждый, каждый из нас, вне зависимоти от уровня и опыта слышал всё вот это о себе, только в куда более жётской форме. Цви посмотрел на нас и сказал, что он ещё ни разу не видел ленивого танцора. Мы могли выбрать диван и телефизор, но мы тут, в зале, мы уже не ленивы.
А ещё вот это типичное, что без боли нет прогресса. Ну, я ещё сама до конца выкинула из головы этот тезис, не могу пока расстаться с ним, но таки да, боль - это не показатель прогресса. Точнее, это может быть показатель прогресса болезни и травмы, но никак не прогресса в технике и в танце.
Цви ещё много всего говорил, но уже больше по технике и по тому, как надо взаимодействовать со своим телом. И предлагал не бояться и заглянуть внутрь - мы точно там встретим только одного человека. Себя.

На занятиях Цви я поняла несколько вещей.
Для начала, танец - это чертовски важная часть моей жизни. Это, в некотором смысле, её основа. Основа моей личности даже, пожалуй. Все мои проблемы с головой и проблемы в жизни в первую очередь можно диагностировать по моему поведению в зале. Во-первых, пришла ли я вообще в зал. А во-вторых, как я занимаюсь и о чём я думаю во время класса. Если у меня всё хорошо в танцах, то у меня всё хорошо в жизни.
Затем я перестала гнобить саму себя. Ибо "кому я должен, всем прощаю". Почему-то я фокусировалась исключительно на людях, которые говорили обо мне плохое или относились ко мне пренебрежительно. Не знаю, что появилось раньше, моё такое отношение к себе или такие люди в моём окружении, это, пожалуй, неважно. Вместо того, чтобы послушать своего близкого друга, который говорит, что у меня очень красивый и заразительный смех, я возводила в ранг истины мнение своего знакомого о том, что мне надо, например, похудеть, а то как я хочу отношения с кем-то завести. Вместо того, чтобы радоваться, что я занимаюсь танцами по 3 часа пять дней в неделю, я думала исключительно о том, что я занимаюсь безобразно мало, и вот снова не осталась ещё на полчаса, чтобы порастягиваться, а вот дома снова не сделала 200 релеве, какая же я ленивая скотина. Послушать друзей и понять, что я много, достаточно много занимаюсь танцами? Нет, зачем. Дура как она есть, ну. Надеюсь, что это в прошлом.

А ещё у Цви замечательная биография. Он начал танцевать в 17 лет. В 17! По российским меркам это так же бессмысленно, как и в 70. Или ещё есть Ирад Мазлиах, основательно одного замечательного танцевального проекта в Польше. Он начал учиться танцевать в 24 года. Начал. Учиться. Танцевать. В 24 года. Это ещё более невероятно. Профессиональный танцор и хореограф сейчас, если что. В общем, эти люди расширяют мои границы понимания танца и существования в танце. И немного помогают мне смягчить процесс перехода из системы "Стань лучшим или умри" и "Быстрее! Выше! Сильнее!" в систему, где важны какие-то другие вещи. Какие? Я пока не знаю.
Но, кажется, я начинаю понимать шестидесятников лучше. Начинаю понимать, какого это, когда твоя предыдущая картина мира объявлена неверной, да ты и сам понимаешь, что там большие проблемы. Но ты-то по-другому жить не умеешь. И даже не только не умеешь, а всю, абсолютно всю сознательную жизнь был уверен в верности именно твоего взгляда на мир. А тут - нет, всё, сломано, разбито, оказывается, всё было вредно и не так. Своеобразные и болезненные ощущения, скажу я вам.

Пожалуй, на этом всё. Друзья, берегите себя!



@темы: самоанализ, мой путь, друзья, танцы

URL
   

Дни поздней осени

главная